Недооценка силы социального влияния

Недооценка силы социального влияния приводит к тенденции появления у нас чувства ложной защищенности. Например, когда вы пытаетесь объяснить, почему люди делают столь отвратительные или странные вещи, как то, что произошло в Джонстауне, Вако или «Небесных Вратах», очень соблазнительно и удобно написать, что жертвы — это порочные существа. Такая трактовка дарит чувство, что с нами-то подобного никогда не случится. По иронии судьбы, это повышает нашу личную уязвимость по отношению к возможному деструктивному социальному влиянию, так как ослабляет нашу защиту. Кроме того, при недооценке власти ситуации у нас появляется тенденция сверхупрощать сложные ситуации, а это, в свою очередь, ведет к недопониманию того, каковы основные источники человеческого поведения. Вдобавок, такое сверхупрощение может подтолкнуть нас к осуждению жертвы в ситуации, где на самом деле человек был побежден социальными силами, против которых большинству из нас очень сложно противостоять, — примером тому трагедия в Джонстауне.

Вот пример сверхупрощения, о котором мы говорим. Представьте ситуацию: два человека играют в игру, в которой каждый из них может выбрать одну из двух стратегий. Они могут играть как соперники, то есть каждый из них будет стараться выиграть максимум денег, а значит, стремиться к тому, чтобы соперник потерял как можно больше. Или они могут играть, сотрудничая, то есть постараются, чтобы оба выиграли некоторую сумму денег. Мы обсудим детали этой игры в главе 9. Сейчас же важно отметить, что есть только две основные стратегии, которые люди могут использовать в игре: конкурентная стратегия и стратегия сотрудничества. Теперь подумайте, как бы сыграли ваши друзья?

Многие наверняка найдут, что на этот вопрос не так-то легко ответить; все мы так или иначе соперничаем со своими друзьями. «Хорошо, — можете сказать вы, — я уверен, что мой друг Келвин, привыкший к жестокой конкуренции в бизнесе, будет играть в более жесткую игру, чем моя подруга Анна, женщина по-настоящему заботливая и добрая». Таким образом, мы начинаем размышлять о личных качествах наших друзей и отвечаем соответственно. Делая предположения, мы обычно не вспоминаем о природе социальной ситуации.

Но насколько точны наши предположения? Следует ли учитывать социальную ситуацию? Для того чтобы найти ответы на эти вопросы, Ли Росс и Стивен Самюэле (Ross & Samuels, 1993) провели следующий эксперимент. Они отобрали группу студентов Стэндфордского университета и попросили их предсказать, какую игровую стратегию с большей вероятностью выберут их соседи по общежитию: конкурентную или стратегию сотрудничества. Как и ожидалось, студенты, практически не задумываясь, распределили сокурсников по категориям.

Далее Росс и Самюэле пригласили тех студентов, которых оценивали их товарищи, принять участие в психологическом эксперименте — сыграть в игру. Но в этой игре была одна уловка: исследователи варьировали, как оказалось, важный аспект социальной ситуации — а именно, название игры. Половине участников они сказали, что игра называется «Стенка на стенку» (Wall Street Game), а другой — что «Один за всех, все за одного» (Community Game). Все остальное в игре было одинаковым. Таким образом, участников можно было разделить на четыре группы.

Одна обезьяна в Париже надела кепку путешественника, и все обезьяны Америки сделали то же самое.
Генри Дэвид Торо, «Уолден, или Жизнь в лесах», 1854

Большинство из нас наверняка считают, что более важны личные качества человека, а не такая тривиальная вещь, как название игры. Некоторые люди кажутся по своей природе рвущимися к конкуренции: им доставляет удовольствие идти с кем-то «ноздря в ноздрю». Другие, по всей видимости, более тяготеют к сотрудничеству: им приятно знать, что никто не потерял много денег и ничьи чувства не пострадали. Так? Ну, не все настолько однозначно! Как показано на рис. 1.1, даже столь тривиальный ситуационный аспект, как название игры, вносит существенное различие в поведение людей. Когда игра называлась «Стенка на стенку», конкурентами стали примерно две трети студентов, когда «Один за всех, все за одного» — только одна треть. Название игры отражает социальные нормы: то есть говорит о том, какой вид поведения подходит в данной ситуации. А социальные нормы, как мы увидим это в главе 7, оказывают очень сильное влияние на поведение людей.

В данной ситуации личные качества студентов внесли лишь небольшие различия в то, как они себя повели. Студенты, обозначенные как «конкуренты», выбирали конкурентную стратегию не чаще, чем те, кого отметили как «сотрудников». К полученным результатам мы еще не раз вернемся в этой книге: очевидно, что важные аспекты социальной ситуации способны производить сильное воздействие, подавляя различия между личными качествами людей (Ross & Wart, 1996). Это отнюдь не говорит о том, что различий в личностных качествах не существует или что они не важны; они существуют и часто имеют большое значение. Мы просто стараемся убедить вас в том, что социальная ситуация очень могущественна, она драматически воздействует почти на каждого человека. Она является одной из самых главных областей исследования социальной психологии.