Страдание и самооправдание

Давайте вернемся назад, к одной из рассказанных ранее историй: к случаю Оскара и его сына Сэма. Почему Сэм не так очарован «своими братьями», как когда-то Оскар? Впомните, что Оскар сразу же высказал гипотезу, что люди теперь в братстве не те, что были в его времена. Это может быть правдой. Но мы заявляем, что, скорее всего, дело тут в суровом ритуале посвящения. Это звучит несколько странно. Разве такая неприятная процедура могла заставить Оскара полюбить братство? Разве не учит нас бихевиоризм, что вознаграждение, а не наказание, заставляет нас полюбить вещи, которые ассоциируются с ним? Совершенно верно. Но, как мы указывали ранее, совсем недавно социальные психологи обнаружили, что эта формулировка слишком проста для того, чтобы оценить мышление и мотивацию людей. В отличие от крыс и голубей, мы, люди, ощущаем потребность оправдывать свое поведение в прошлом, и эта потребность приводит нас к мыслям, чувствам и поведению, которые не всегда можно подогнать под категории бихевиористов.

Давайте посмотрим, как это срабатывает. Если Оскар, пройдя через неприятный ритуал посвящения, затем узнает какие-то неприятные вещи о своих братьях, то он может почувствовать себя дураком: «Что?! Я прошел через все эти испытания только для того, чтобы общаться с кучкой ничтожеств? Только идиот делает подобные вещи». Для того чтобы не чувствовать себя дураком, он постарается оправдать свое вступление в братство с помощью искажения интерпретации жизни в братстве.

Полагаем, что так все и происходило. Пережив суровые испытания, Оскар стал членом братства, и вдруг начал сталкиваться с вещами, которые стороннему наблюдателю вряд ли показались бы положительными: взносы братства делают заметную прореху в бюджете Оскара; вечеринки там бессмысленны и только отнимают время, которое он мог бы посвятить учебе, — и, как следствие, страдают его оценки; большая часть предлагаемой там пищи немногим отличается от собачьего пойла. Но хотя немотивированный сторонний наблюдатель — тот, кто не прошел через ритуал посвящения, — мог воспринимать вышеперечисленное крайне отрицательным, у Оскара была мотивация видеть все по-другому. Он действительно решил, что это не столь уж высокая плата за те теплые чувства, которые он испытывал по отношению к своим братьям. Он сконцентрировался на хороших моментах жизни в братстве, исказив или прогнав от себя плохие моменты как не вписывающиеся в общую канву. В результате такие ограничения и привели к тому, что Оскар более по-доброму относился к братству, чем Сэм, не прошедший через ритуал посвящения и не испытывающий нужду искать оправдания своему поведению, а значит, и видеть жизнь братства в более положительном свете. Конечный результат? Оскар любит братство; Сэм нет.

Это звучит натянуто? Откуда мы знаем, может быть, люди в братстве действительно были объективно лучше во времена Оскара? В серии хорошо продуманных лабораторных экспериментов социальные психологи досконально сохраняли все условия, включая поведение братьев, — за исключением одного момента: одни студенты проходили через суровый ритуал посвящения, а другие — нет. Эксперименты наглядно продемонстрировали, что участники, прошедшие неприятную процедуру, впоследствии любили свою группу сильнее — хотя объективно членами группы были одни и те же люди, действующие в той же манере (Aronson & Mills, 1959; Gerald & Mathewson, 1966). Этот феномен более подробно мы обсудим в главе 6. Тут важно помнить следующие моменты: а) мы имеем дело с людьми, которые мотивированы желанием видеть себя в более выгодном свете — частично путем оправдания своего поведения в прошлом; б) при определенных условиях это приведет к тому, что они начнут совершать поступки, которые на первый взгляд могут показаться удивительными или парадоксальными — например, предпочтут людей и вещи, из-за которых они страдали, тем людям и вещам, которые ассоциируются у них с легкими и приятными ощущениями.

И вновь мы хотим подчеркнуть, что в итоге не следует делать вывод, что все теории бихевиоризма неверны. Некоторые типы поведения эти теории объясняют достаточно хорошо (см. нашу дискуссию в главе 10 об изучении теории социального обмена). Но, как нам кажется, для анализа очень многих важных типов поведения и установок бихевиористский подход вряд ли подойдет. Позже вам станет ясно, почему; в последующих главах мы постараемся определить те условия, при которых лучше всего применять тот или иной подход.