Основная дилемма социального психолога

Наилучший способ усилить внешнюю валидность — провести полевой эксперимент (field experiment). Во время его проведения поступки людей изучаются в естественной обстановке, а не в лаборатории. Все же, в отличие от систематического наблюдения или применения корреляционного метода, исследователь контролирует проявление независимой переменной (например, размер группы), чтобы посмотреть, какой эффект она оказывает на зависимую переменную (например, оказание помощи), при этом люди случайным образом распределяются в разные условия. Таким образом, полевой эксперимент организуется так же, как и эксперимент в лаборатории, за исключением того, что он проводится в ситуации реальной жизни, а не в относительно искусственных лабораторных условиях. Участники не осознают, что события, которые они переживают, на самом деле — эксперимент. Внешняя валидность такого эксперимента высока, так как он проводится в реальном мире с реальными людьми, отличающимися от обычной выборки студентов колледжа.

Полевые эксперименты (field experiments) — эксперименты, проводящиеся в естественных условиях, а не в лаборатории.

В социальной психологии проводилось много таких полевых исследований. Например, Латанэ и Дарли (Latane & Darley, 1970) проверили свою гипотезу относительно размера группы и вмешательства прохожих, организовав эксперимент в подходящем магазине на окраине Нью-Йорка. Двое «грабителей» (с разрешения продавца и администрации магазина) подождали, пока около прилавка и кассы не осталось один-два покупателя. Затем они попросили продавца показать самое дорогое пиво в магазине. Тот ответил на вопрос и затем сказал, что ему надо проверить, сколько еще пива осталось на складе. Пока продавца не было, грабители взяли ящик пива, стоявший возле входа, и громко заявили, что такую удачу упускать нельзя, положили пиво в машину и отъехали.

Учитывая, что грабители были довольно дюжими парнями, никто не пытался напрямую вмешаться или прекратить грабеж. Исследователи задались вопросом: когда продавец вернется со склада, то сколько людей будут готовы помочь ему и сообщить, что магазин ограбили? Большое число посторонних наблюдателей оказывало такой же сдерживающий эффект на оказание помощи, как и в лабораторном эксперименте с эпилептическим припадком: значительно меньше людей сообщили о грабеже, когда рядом находился еще один покупатель, чем когда в магазине оставался единственный человек — свидетель.

Вам может прийти в голову спросить, зачем вообще проводятся лабораторные исследования, если полевые эксперименты очевидно обеспечивают гораздо более высокую внешнюю валидность. Почему бы в таком случае не обойтись без лабораторных исследований и не организовывать только полевые исследования? В самом деле, нам кажется, что самым совершенным экспериментом в социальной психологии был бы полевой эксперимент с выборкой случайных заинтересовавшихся людей и с крайне высокой внутренней валидностью (все внешние переменные контролируются; люди выбираются для условий эксперимента наугад). Кажется, все хорошо, не правда ли? Единственная проблема состоит в том, что очень трудно соблюдать все эти условия в одном эксперименте — такое исследование практически невозможно осуществить.

Всегда существует компромисс между внутренней и внешней стабильностью, то есть, с одной стороны, нужен достаточный контроль над ситуацией, чтобы гарантировать, что никакие внешние переменные не влияют на результаты и люди должны быть выбраны случайным образом; а с другой — нужно проверить, чтобы результаты поддавались обобщению для повседневной жизни. Контроль лучше всего устанавливается в лабораторных условиях, однако лабораторные условия могут отличаться от реальной жизни. Реальную жизнь лучше всего можно понять с помощью полевого эксперимента, но в таких исследованиях очень трудно контролировать все внешние переменные. Например, проницательный читатель заметит, что кража пива в эксперименте Латанэ и Дарли (1970) существенно отличалась от лабораторных экспериментов: людей нельзя было записать в пары или поставить по одному. Поскольку эксперимент, проведенный Латанэ и Дарли, был единственным исследованием такого рода, мы не можем быть уверены, что люди, пришедшие за покупками в одиночестве, по сравнению с людьми, предпочитающими делать покупку с другом или подругой, как-то отличаются, и это отличие может обусловливать, будут они оказывать помощь или нет. Случайным образом выбрав людей для своих лабораторных исследований, Латанэ и Дарли смогли исключить такие альтернативные объяснения.

Компромисс между внутренней и внешней валидностью считается основной дилеммой социального психолога (Aronson & Carlsmith, 1968). Эту дилемму нельзя разрешить с помощью одного только эксперимента. Многие социальные психологи сначала выбирают внутреннюю валидность и проводят лабораторные эксперименты, в которых все люди ставятся случайным образом в различные условия и все внешние переменные контролируются; в такой ситуации становятся очевидными причиннно-следствен-ные связи. Другие социальные психологи предпочитают внешнюю валидность, а не контроль и проводят большинство исследований в полевых условиях. А многие психологи делают и то и другое. Взятые вместе, оба типа исследований отвечают требованиям правильно поставленного эксперимента. С помощью повторений экспериментов заданный в исследовании вопрос можно изучить, достигнув при этом максимальной внутренней и внешней валидности. Этот подход хорошо сработал во многих областях исследования, в которых лабораторные и полевые исследования столкнулись с одинаковыми проблемами и пришли к одинаковым выводам (Anderson, Lindsay & Bushman, 1999).