Схемы — проводник внимания и памяти

Схемы в значительной степени обусловливают то, какую информацию мы замечаем, осмысляем и потом припоминаем (Kerr & Stanfel, 1993; Trafimow & Schneider, 1994; Trafimow & Wyer, 1993; von Hippel, Jonides, Hilton, & Narayan, 1993). Если вы увидите члена «Зверинца», отличающегося выдержанностью, вежливостью и прилежанием, то такая информация придет в противоречие с вашей схемой и, скорее всего вы ее забудете, проигнорируете, а то и просто не заметите. Тем самым, схемы действуют подобно фильтрам, не пропускающим информацию, которая противоречит или не соответствует превалирующим данным (Fiske, 1993; Higgins & Bargh, 1987; Olson, Roese, & Zanna, 1996; Strangor & McMillan, 1992). Разумеется, иногда какой-то факт может настолько расходиться со схемой, что мы не сможем его проигнорироровать или забыть. Если мы встретим члена «Зверинца», являющегося активным сторонником того, чтобы возрастную границу, начиная с которой разрешена покупка спиртного, подняли до 25 лет, и предпочитающего шумным вечеринкам чтение поэзии, он будет так разительно контрастировать с существующей схемой, что западет в нашу память. То есть если поведение настолько расходится с нашей схемой, что мы тратим время на размышления о том, как такое могло произойти (например, «Как этот парень вообще попал в «Зверинец»?»), весьма вероятно, что мы это запомним (Burgoon, 1993; Hastie, 1980; Stangor & McMillan, 1992). За исключением вопиющих несоответствий, которые трудно проглядеть, мы, однако, мы склонны замечать и думать только о таком поведении членов братства «Зверинец», которое соответствует нашим предубеждениям, и игнорировать несоответствующие действия (Bodenhause & Lichtenshtein, 1987; Rothbart, Evans, & Fulero, 1979).

Две недели спустя участники проходили тест на узнавание — они читали несколько фактов про Джека и Барбару и должны были указать, упоминалось ли об этом в рассказе. Те участники, условием для которых было предложение, весьма часто ошибочно узнавали фразы, соответствующие схеме предложения руки и сердца, такие как «Джек хотел познакомить Барбару со своими родителями» и «Джек дарил Барбаре множество роз». Ни одной из этих деталей не было в рассказе, но люди, читавшие вариант с предложением, были склонны думать, что они были. Сходным образом люди, читавшие вариант с изнасилованием, были склонны «узнавать» подробности, соответствующие схеме изнасилования, такие как «Джек любил выпить», «Джек не имел успеха у женщин». Тот факт, что людям свойственно заполнять пробелы в памяти соответствующими схеме подробностями, означает, что схемы со временем становятся все более прочными и устойчивыми к изменениям. Мы изучим значение этого факта для изменения предвзятых отношений и стереотипов в главе 13.

Кроме этого, человеческая память реконструктивна, и люди заполняют пробелы информацией, согласующейся с их схемами. Мы не запоминаем точно все, что произошло в данной ситуации, как если бы мы были видеокамерами, точно записывающими изображения и звуки. Вместо этого мы можем вспомнить некоторую присутствовавшую там информацию (в особенности — информацию, на которую наши схемы подталкивают нас обратить внимание и отметить в памяти) и некоторую информацию, которой там никогда не было, но мы ее неосознанно добавили позднее (Darley & Akert, 1991; Markus & Zajonc, 1985). К примеру, если вы попросите людей вспомнить наиболее известную реплику из классического фильма «Касабланка» с участием Хэмфри Богарта и Ингрид Бергман, они, вероятно, назовут слудующую: «Сыграй это еще раз, Сэм» («Р1ау it again, Sam»). Точно так же, если вы попросите их припомнить самую известную реплику из оригинального варианта (1966-1969) телесериала «Звездный путь» («Star Тгек»), они, вероятно, скажут: «Попробуй-ка попасть в меня, Скотти» («Веапл me up, Scotty»). Вот факт, который, возможно, вас удивит: обе эти реплики являются реконструкциями — персонажи из кинофильма и телесериала их никогда не произносили.

Неудивительно, что мысленные реконструкции, как правило, соответствуют нашей схеме. Например, участники исследования Линды Карли (Carli, 1999) читали рассказ про женщину по имени Барбара и ее отношение с мужчиной по имени Джек. Некоторое время они встречались, а затем Барбара и Джек поехали на лыжную базу провести уик-энд.