Какие схемы применяются? Доступность и прайминг

Социальный мир полон неоднозначной информации, открытой для интерпретации. Представьте, например, что вы едете в городском автобусе, входит мужчина и садится напротив вас. Вы замечаете, что он ведет себя несколько странно. Он бессвязно что-то бормочет себе под нос, пристально разглядывает пассажиров в автобусе и постоянно потирает ладонями лицо. Как бы вы истолковали его поведение? У вас есть множество схем, которые вы можете использовать. Что определяет ваш выбор?

На ваши впечатления о человеке в автобусе может оказать влияние доступность (accessibility), то есть то, насколько схемы и идеи находятся на поверхности сознания и, следовательно, имеют большую вероятность быть использованными при формировании суждений относительно социального мира (Higgins, 1966а; Wyer & Srull, 1989). Существуют два типа доступности. Во-первых, некоторые схемы могут быть постоянно доступны в результате прошлого опыта (Andersen & Cole, 1990; Chen & Andersen, 1999; Dijksterhuis & van Knippenberg, 1996; Higgins & Brendl, 1995; Rudman & Borgida, 1995). Например, если в вашей семье были алкоголики, доступность свойственных алкоголикам черт для вас, вероятно, весьма высока, что повышает вероятность того, что эти черты всплывут в вашем сознании, когда вы думаете о поведении человека в автобусе. Если среди ваших знакомых был душевнобольной человек, тогда мысли о душевнобольных будут вам более доступны, чем об алкоголиках, что приведет вас К иной интерпретации поведения человека.

Доступность (accessibility) — уровень того, насколько схемы и идеи находятся на поверхности сознания людей и, следовательно, имеют вероятность быть использованными при формировании суждений о социальном мире

Во-вторых, черты могут временно становиться доступнее по случайным причинам (Bargh, 1990, 1996; Higgins & Bargh, 1987, Wyer & Srull, 1989). Все о чем мы думаем и что мы делаем перед столкновением с каким-либо событием, может заранее актуализировать какую-либо черту, сделав ее более доступной, а следовательно, имеющей большую вероятность использования при интерпретации события. Предположим, что, перед тем как человек сел в автобус, вы читали роман Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки», речь в котором идет о пациентах психиатрической больницы. Если мысли о пациентах психиатрической больницы будут более доступны вашему сознанию, вы более вероятно предположите, что странное поведение человека связано с душевной болезнью. Если, напротив, вы только что видели в окно алкоголика, который распивает бутылку вина, привалившись к стенке, вы скорее предположите, что вошедший в автобус человек слишком много выпил, (см. рис. 3.2). Все это примеры прайминга (priming), процесса, посредством которого недавний опыт повышает доступность схемы, черты или идеи. Чтение романа Кизи актуализирует определенные черты, связанные с психическими заболеваниями, увеличивая вероятность их применения для интерпретации нового события, такого как поведение человека в автобусе, даже если это новое событие совершенно никак не связано с тем, которое актуализировало эти черты.

Тори Хиггинс, Стивен Роулс и Карл Джонс (Higgins, Rholes, & Jones, 1977) проиллюстрировали эффект прайминга в следующем эксперименте. Участникам исследования сказали, что они примут участие в двух не связанных между собой экспериментах. Первый заключался в исследовании восприятия, когда испытуемых просили идентифицировать различные цвета и одновременно запоминать список слов. Во втором эксперименте — исследовании понимания — испытуемых просили прочесть абзац о человеке по имени Дональд, а затем высказать о нем свое мнение. Этот абзац приводится рядом с рис. 3.3. Прочтите его. Что вы думаете о Дональде?

Вы, вероятно, заметили, что многие поступки Дональда двусмысленны и их можно понять как позитивно, так и негативно. Рассмотрим, например, тот факт, что Дональд управлял моторной лодкой, почти ничего не зная о том, как это делается, и желая пересечь Атлантический океан. Этому можно придать положительный смысл, решив, что у Дональда страсть к приключениям. Точно так же легко увидеть и негативную сторону, предположив, что Дональд — отчаянный и беспечный тип.

Каким образом участники экспериментов интерпретировали поведение Дональда? Хиггинс и его коллеги обнаружили, что это зависело от того, какие черты — позитивные или негативные — были заранее представлены испытуемым и доступны в сознании. Напомним, что в первом исследовании ученые разделили испытуемых на две группы и дали им запомнить различные слова. Люди, которые запомнили слова «предприимчивый», «уверенный в себе», «независимый» и «настойчивый», позже говорили о Дональде позитивно, считая его приятным человеком, с радостью принимавшим новый вызов. А люди, которые запоминали слова «отчаянный», «тщеславный», «замкнутый» и «упрямый», думали о нем негативно, считая Дональда самодовольным человеком, напрасно рискующим своей жизнью.

Следует отметить, что не только 'запоминание позитивных и негативных слов повлияло на впечатления испытуемых о Дональде. В других условиях участники исследования запоминали слова, которые также были позитивными или негативными, например, «ловкий» и «непочтительный». Тем не менее эти характеристики не оказали влияния на их впечатления о Дональде, поскольку эти слова неприменимы к поступкам героя. Таким образом, мысли должны быть одновременно доступными и применимыми к данной ситуации прежде, чем они начнут работать как подготовительные идеи, оказывая влияние на наши впечатления о людях.

Прайминг является неплохим примером автоматического мышления, так как он проиходит быстро, непреднамеренно и неосознанно. Оценивая других, люди, как правило, не задумываются о том, что применяют идеи и схемы, которые им случилось применить чуть раньше. В самом деле, прайминг проявляется даже при восприятии слов в условиях настолько быстрого предъявления слов, при котором люди не могут воспринимать их осознанно. Джон Барф и Паула Пьетромонако предъявляли слова, связанные с враждебностью (например, «вражеский», «злой»), или нейтральные слова («вода», «промежуток») на мониторе с такой скоростью, что люди видели только вспышку света. Затем люди читали небольшой фрагмент текста, описывающего человека, интерпретация действий которого допускала враждебность (например, «продавец постучал в дверь, но Дональд не впустил его»). Так же как и в исследовании Хиггинса и коллег (Higgins et al., 1977), испытуемые интерпретировали поведение Дональда на основе черт, которые были вызваны ранее; в данном случае люди из группы, которой предъявлялись «враждебные» слова, оценивали Дональда как более враждебного, нежели люди из контрольной группы, видевшие нейтральные слова. Особенно интересно, что это происходило даже тогда, когда люди не знали, что они видели эти слова. Тем самым подтверждается идея, что прайминг является автоматическим, неосознаваемым процессом. Исследование Барфа и Пьетромонако воскрешает проблему влияния через подсознание — возможно ли влиять на убеждения людей и их отношения через подачу неосознаваемой информации. С этим вопросом следует обратиться к главе 7.