Мини-истории

Наш подход не ограничивается пересказом историй в начале главы. В каждую главу вплетается еще несколько мини-историй, иллюстрирующих определенные концепции и делающих материал более живым. Мы следуем одной и той же схеме: сначала представляем реальное явление, которое, на наш взгляд, должно заинтересовать студентов. Эти случаи взяты из жизни, иногда даже из нашей собственной. Затем мы приводим эксперимент, в котором предпринимается попытка объяснить заинтересовавшее психологов явление. Эксперимент обычно описывается достаточно подробно, так как мы убеждены, что студентам следует не только изучать основные теории социальной психологии, но и понимать, какие методы используются для проверки этих теорий. Мы часто приглашаем студентов стать участниками экспериментов: так они лучше прочувствуют, на что это похоже и что обнаружено. Ниже представлены несколько таких мини-историй (перелистывая книгу, вы натолкнетесь на множество других).

В главе 4 о социальном восприятии, описывая общественную реакцию на смерть Дианы, принцессы Уэльсской, мы познакомим вас с концепцией фундаментальной ошибки атрибуции. Сразу же после смерти Дианы простые англичане и средства массовой информации начали открыто и резко критиковать королеву Елизавету за отсутствие печали и за то, что в течение недели до похорон она оставалась в Шотландии. Общество и средства массовой информации поспешили объяснить поведение королевы ее личными чертами — бездушием и нежеланием двинуться с места. Королева предложила другое объяснение: она оставалась в уединении в Шотландии, потому что так было лучше для ее внуков.

В главе 8 о конформизме мы обсуждаем нормативное социальное влияние и его последствия. Случаи, когда класс стремится «подмять» под себя ученика, который чем-то отличается от остальных, стали настоящей проблемой в японских общественных школах. Результаты такого давления в обстановке высокосплоченной, ориентируемой на группу культуры порой оказываются трагическими: в год двенадцать подростков становятся жертвами травли и кончают жизнь самоубийством.

В главе 9 о групповых процессах мы вводим тему о деиндивидуализации с описанием сцены из романа Харпер Ли «Убить пересмешника». В этой сцене мы видим готовую к линчеванию толпу с точки зрения главного героя романа — восьмилетней девочки Глазастика. Толпа собирается линчевать Тома Робинсона, чернокожего мужчину, по ложному обвинению в изнасиловании. Толпа соответствует многим условиям, определенным социально-психологическими исследованиями деиндивидуализации: темно, люди одеты одинаково, с натянутыми до ушей шапками. Глазастик невольно совершает замечательное социально-психологическое вмешательство, выделив одного из мужчин, которого она узнала, назвав его по имени и спросив затем о его сыне, который был ее одноклассником. Она преуспела в превращении безликой толпы в собрание отдельных горожан, чем разрядила очень опасную ситуацию.

В главе 12 об агрессии мы представляем интересное историческое наблюдение: в течение сотен лет индейцы-ирокезы жили мирной жизнью, очень редко проявляя в поведении агрессивность. Все это изменилось в XVII веке, когда высадившиеся на их берега европейцы столкнули ирокезов с их ближашими соседями, гуронами. В течение короткого времени ирокезы превратились в жестоких завоевателей. Говорит ли это что-нибудь о причинах агрессии и ее культурных корнях? Эта история подводит к обсуждению исследования Ричарда Нисбетта и Дава Коэна (Richard Nisbett & Dove Cohen) о культурных и экономических корнях проявления насилия.