Портрет социального суждения

Мы познакомились с двумя сильно различающимися формами социального познания, первая из которых не требует усилий, непреднамеренна, непроизвольна и неосознаваема (автоматическое мышление), а вторая — требует больших усилий, преднамеренна, осознанна и произвольна (управляемое мышление). Мы также рассмотрели некоторые способы, с помощью которых эти две формы мышления взаимодействуют. Управляемое мышление, например, может обеспечить проверку и корректировку автоматического мышления путем «непринятия» ложных предположений, которые быстро появляются у людей.

Какой тип мышления — автоматический или управляемый — более важен в жизни? Попытки ответа на этот вопрос приводят к горячим дебатам среди социальных психологов. Будет справедливо отметить, что наблюдается рост признания роли автоматического мышления; все больше и больше исследований показывают, что люди опираются на автопилот при осмыслении социального мира. Некоторые доходят до того, что доказывают полную ограниченность роли осознаваемого, управляемого мышления в деятельности человека (Bargh, 1999; Bargh & Chartrand, 1999; Wegner, in press; Wegner & Wheatley, 1999). Другие доказывают, что хотя это может быть и сложно, но возможно установить контроль сознания над нежелательными автоматическими реакциями, такими как предвзятые мнения (Devine, 1989b; Devine & Monteith, 1999; Fiske, 1989a). Обсуждение таких фундаментальных проблем, как роль сознания в деятельности человека, по всей видимости, породит в ближайшем будущем множество исследований. Что точно ясно, так это то, что оба этих типа мышления приносят огромную пользу. Было бы трудно жить без возможности автоматически обрабатывать информацию об окружающем мире и делать быстрые предположения о том, что нас окружает; мы были бы похожи на древний, очень медленный компьютер, которому требуется хорошенько попыхтеть каждый раз, когда мы пытаемся понять происходящее вокруг. Также ясны и наши преимущества от возможности переключиться в управляемый режим, в котором мы можем обдумать себя и социальный мир более медленно и тщательно.

Величайшая из всех ошибок, скажу вам, это не заметить ни одной.

Томас Карлайл

Мы также увидели, однако, что оба вида мышления могут вести к серьезным ошибкам. Смерть Амаду Диалло могла быть вызвана основанными на его расе автоматическими предположениями, сделанными застрелившими его полицейскими. Другие виды расовых предрассудков могут быть результатами более осознаваемых процессов мышления, таких как расовое профилирование. Так насколько все-таки правильно мы думаем (любым способом)? Как согласуется то, что у людей есть поразительные умственные способности, результатом которых являются ослепительные культурные и интеллектуальные достижения, и в то же время они склонны к серьезным ошибкам в мышлении, подобные описанным в этой главе?

Проблема в ответе на этот вопрос состоит в определении того, что считать «хорошим» умозаключением. Нужно ли винить людей за то, что они не делают умозаключений, подобно опытным логикам? Следует ли нам стремиться уподобиться освобожденным от чувств и эмоций компьютерам, всегда рационально обрабатывающим информацию? Какой судья должен вынести окончательный приговор человеческому мышлению? Все это сложные философские вопросы, которым мы здесь не можем уделить внимание. (Подробное обсуждение этих проблем можно найти в следующих источниках: Gigerenzer, 1993; Gigerenzer & Goldstein, 1996; Gilovich, 1991; Kahneman & Tversky, 1983; Nisbett & Ross, 1980; Stich, 1990.)

Скромные сомнения называют маяком мудрости.

Уильям Шекспир

Однако возникает следующий портрет социального мыслителя: во-первых, люди — весьма искушенные социальные мыслители, имеющие потрясающие познавательные способности. Никто не может сконструировать компьютер, хоть сколько-нибудь сравнимый по мощности с мозгом человека. Но есть множество направлений развития мышления человека. Описанные нами дефекты социального мышления могут быть очень существенны, подобно примерам расовых предрассудков из этой главы (Gilovich, 1991; Nisbett & Ross, 1991; Slusher & Anderson, 1989). Тим Уилсон и его коллеги зашли так далеко, что используют термин «ментальное загрязнение» для описания присутствующих в нашем мышлении предрассудков, наполняющих нашу повседневную жизнь (Wilson & Brekke, 1994; Wilson, Centerbar, & Brekke, in press). Возможно, лучшей метафорой для человеческого мышления будут люди как «ошибающиеся ученые» — выдающиеся мыслители, пытающиеся постичь природу социального мира логическим способом, но не достигающие в этом полного успеха. Люди зачастую не видят истин, не согласующихся с их схемами, и часто воздействуют на других таким образом, что их схемы воплощаются в реальность, чего никогда не будет делать истинный ученый.